Святая Троица: раскрытие единства трех божественных ипостасей

Святая Троица: раскрытие единства трех божественных ипостасей

Святая Троица: раскрытие единства трех божественных ипостасей

В православии Троица имеет основополагающее значение. Триединство Бога — основа всех христианских конфессий. Это учение отражает единого по существу Создателя в трех ипостасях. Рассмотрим значение триединства высшей силы с православной точки зрения.

Тайна Троицы

Многие люди не могут понять, как у единого Бога могут быть три лица, а противники христианства считают учение о Троице прямым идолопоклонством.

Православная церковь развенчивает мифы об идолопоклонстве, указывая на неземное происхождение божественного. В духовном мире отсутствуют понятия времени и расстояния, и утверждать о разделении единого на части немыслимо.

Поэтому между лицами Святой Троицы нет никакого разделения на части или расстояния.

Тайна Троицы недоступна восприятию человеческим разумом, так как относится к духовному измерению.

Лица Святой Троицы едины по природе, но различны по свойствам. Отец символизирует нерожденное состояние, Сын — рождение, Дух Святой — силу исхождения.

Отец существовал изначально и не был создан, Сын был рожден от Отца, а Дух Святой — это вечно исходящая от Бога Отца Сила.

Однако следует учитывать духовные категории и осознавать, что процессы исхождения силы и рождения не существуют в физическом времени и не могут быть осмыслены человеческим разумом как нечто физически осязаемое.

«Образ рождения и образ исхождения непостижимы для нас». Иоанн Дамаскин.

Грубой ошибкой является проведение аналогии между человеческими лицами и проявлением триединой божественной сущности. Божественные лица не сливаются друг с другом, но и не существуют раздельно. Речь идет о взаимном проникновении, непостижимом человеческим разумом.

О единстве Святой Троицы свидетельствуют следующие характеристики:

  • обладают единой волей;
  • обладают единой направленной силой;
  • совершают единое направленное действие.

Поэтому православная церковь утверждает, что Бог действует через Сына посредством Духа Святого. Однако следует понимать, что главной силой в Троице является безначальный Отец, хотя, Сын и Дух Святой обладают тем же уровнем власти.

Постижение Троицы

Как можно постичь Святую Троицу и приобрести знание о ней, если человеческому разуму это недоступно? Святые отцы церкви утверждают, что постижение Троицы возможно через мистическое откровение посредством нисхождения Божественной благодати. То есть, это действие не зависит от воли и усилий человека, а является актом божественной милости.

Кому доступно мистическое переживание? Тому, кто позаботился об очищении своего сердца от грязных помыслов и решил посвятить свою жизнь искреннему служению Богу. Для верующего очень важно освободить свое сердце от мирских страстей, уводящих от путей постижения духовного измерения.

Как практически достичь очищения от греховных мыслей и избавиться от наваждений? Для этого необходимо открыть свое сердце миру и наполниться к нему любовью. Этому нас и учит Святая Троица, которая пребывает в совершенном единстве, благодаря Силе Любви. Каждое из лиц Троицы не живет само для себя — Оно растворяется в другом, что является примером абсолютной самоотдачи.

Догмат о Святой Троице

Вера христианская основана на догмате о единстве Святой Троицы. Можно сказать, что Пресвятая Троица — это сама суть христианства. Считается, что высшая цель христианина — это познание Единосущной и Нераздельной Божественной Ипостаси. Именно познание тайны Троицы во всей ее полноте открывает перед христианином Божественную жизнь.

Святые отцы церкви объясняют единство Троицы на примере человеческой души:

  • ум человека — это образ Бога Отца;
  • мысль и слово — образ Сына;
  • душа — образ Духа Святого.

Святитель Игнатий Брянчанинов указывает, что единство мыслей, ума и души человека объясняет единство Триединого. Как наш ум, мысли и душа существуют независимо, но принадлежат одному человеку, так и лица Троицы.

Наш ум постоянно рождает мысли, мыль не может существовать без ума, как и ум без мысли. А дух человека исходит от ума, который постоянно рождает мысли. Разделить эти три ипостаси невозможно, ибо они не могут существовать друг без друга.

Не может быть ума без мысли, мысли без ума и духа без ума и мысли.

Учение о Святой Троице есть учение Ума, Слова и Духа.

Христианской догмат о Триединстве есть учение об Отце (божественный ум), Сыне (божественное слово) и Духе Святом (божественный дух). Эти три божественных лица являются нераздельными и взаимопроникающими, существующими в единстве и согласии и пребывающими в абсолютной любви. Они образуют нераздельное Божественное Существо.

В божественном уме существуют идеи мироздания, замыслы творения. Божественный ум бесконечно рождает божественное слово, которое творит мироздание. Однако не следует проводить аналогии между божественным словом и человеческим. Божественное слово характеризует невещественность, беззвучность, отсутствие символизма, безначальность и вечность.

Христианин должен постичь, что три лица не делят божественную сущности на части, но и не сливаются в монолитное целое.

Итак, божественный ум — это Предвечный Отец, а божественное слово — Единородный Сын. Это абсолютно духовные понятия, лишенные каких-либо черт материальности. Бог есть Дух, который пребывает вне пространства и времени, никак не ощущается и не имеет формы. Божественный дух ничем не ограничен, существует извечно и не имеет никакого образа.

Каждое лицо Божественной Ипостаси наделено всемогуществом, находится везде и всюду, не ограничено материальными категориями и наделено абсолютной святостью.

Разделять лица на три ипостаси невозможно: ибо одно не существует без второго, а третье — без первых двух. Где появляется одно из лиц, там сразу же присутствуют два других.

Одна Божественная Ипостась не является отдельной частью целого — она содержит в себе две других Ипостаси. Это единая духовная сущность, которая является отцом и сыном, и производящей силой одновременно.

Молитвенное обращение к Троице

Многие не понимают, к кому именно нужно обращаться в молитве, к какому из лиц Троицы? В православии существуют три молитвы, каждая из которых направлена к отдельному лицу Триединого:

  • Отче наш;
  • Иисусова молитва;
  • Царю утешителю.

Как осознать, что это не поклонение трем разным богам, в чем упрекают христиан язычники? Православная церковь учит, что три упомянутые Божественные Ипостаси не осознают себя как отдельные личности.

Поэтому когда мы обращаем свой взор к Отцу, с ним вместе присутствует и Единородный Сын, и Дух Святой. Когда мы обращаем свой взор к Единородному Сыну, а ним вместе присутствует Отец и исходящая сила — Дух Святой.

Так как в духовном измерении времени не существует, то Единородный Сын вечно рождается от Отца, а исходящая божественная сила (Дух СВятой) вечно производит акт рождения.

Поэтому молитвенное обращение к одной божественной Ипостаси Троицы никак не противоречит учению об единстве божественной сущности.

Важность постижения единства Троицы

Неужели без осознания триединства целого невозможно обрести истинную веру? Отцы церкви учат, что постижение единства является основой правильного понимания и служения Богу.

Без постижения триединой сути невозможно правильно понять послания апостолов и учение Христа. Невозможно разобраться, кем является Отец Единородному Сыну, а также, чью волю выражает Сын.

Неверное понимание учения о Триединстве может привести христианина к ереси, что не раз уже происходило в истории церкви.

Следует ясно понимать, что именно учение о Триединстве отличает христианскую религию от других конфессий, основанных на монотеизме и политеизме. В связи с этим существуют множество профанаций и искажения истинности понятия триединства.

Вся история церкви изобилует примерами борьбы с ересью и искажением истинного учения. Учитывая немощность земного разума постигать духовные понятия, необходима вера.

Только вера поможет человеку прикоснуться к тайне невыразимого земным языком и образами.

День рождения церкви

Христиане отмечают день Святой Троицы через 50 дней дней после Пасхи. Именно в это время Дух Святой спустился на землю, чтобы явить себя апостолам. Последние увидели сошествие Духа Святого в виде необжигающих языков пламени. Вместе с пламенем апостолы и дева Мария ощутили, что их коснулась невероятная сила неземного происхождения.

Вследствие прикосновения Духа Святого апостолам был дан дар говорения на иных языках. То есть, они стали разговаривать на языках, которых ранее не знали. Это был благодатный дар глагола.

С тех пор этот день увековечили в празднике, называемом днем сошествия Святого Духа — Пятидесятницей, Духовым днем.

Сошествие Духа на землю положило начало образования церкви Христовой, ведь именно с этого момента была раскрыта вся полнота Божественного Единства.

Источник: https://TayniyMir.com/molitvyi/svyataya-troitsa.html

Образ Святой Троицы

Святая Троица: раскрытие единства трех божественных ипостасей

В День Святой Троицы на середину храма выносят праздничную икону. На ней изображены три Ангела, сидящие за столом под деревом. Иногда сюжетная композиция дополняется фигурой прислуживающего им Авраама. Почему именно так изображается Троица? О чем рассказывает нам икона преподобного Андрея Рублева и в чем состоит новаторство гениального иконописца?

Гостеприимство Авраама

До XV века иконография этого образа, который получил название «Ветхозаветная Троица», была чаще всего обстоятельным рассказом с описанием бытовых подробностей библейского события.

В основу иконы положен ветхозаветный сюжет «Гостеприимство Авраама», изложенный в восемнадцатой главе книги Бытия.

Он повествует о том, как праотец Авраам, родоначальник избранного народа, встретил у дубравы Мамре трех таинственных странников (в следующей главе они названы Ангелами).

Во время трапезы Аврааму было дано обетование о грядущем чудесном рождении сына Исаака. И несмотря на то, что Аврааму в этот момент исполнилось уже 100 лет, а его жене Сарре 90, он поверил Господу. Эта великая вера, которая проявлялась и как доверие всем словам Божиим, и как готовность следовать любому повелению Господа, отличала праотца.

Господь говорит: Ибо я избрал его для того, чтобы он заповедал сынам своим и дому своему после себя, ходить путем Господним (Быт. 18, 19). То есть Бог избрал не народ, а именно этого человека, чтобы он ходил перед Господом.

Только от такого человека, преданного воле Божией, мудрого и смиренного, всегда готового услышать голос Истины, должен был произойти не только его сын Исаак, но и Сам Спаситель мира.

После беседы с праведником два Ангела отправляются в Содом — город, который должен был погибнуть за многочисленные грехи его жителей, а Авраам остается беседовать с Господом.

Никто из святых отцов и учителей Церкви не сомневался, что в этом рассказе скрывается одно из бывших Аврааму Богоявлений. Однако существовали разногласия: явился ли Аврааму Господь с двумя Ангелами, или это были три Ангела, служившие средством к внешнему обнаружению через них Божества, или же это все три Лица Святой Троицы в образе Ангелов.

К примеру, святитель Амвросий Медиоланский считал (один из немногих), что в виде трех Ангелов явились три лица Святой Троицы. Августин Блаженный полагал, что это были просто три Ангела.

И, наконец, целый ряд отцов — мученик Иустин Философ, священномученик Ириней Лионский, святитель Иоанн Златоуст — считали, что это было явление двух Ангелов и Сына Божия.

Одним из главных аргументов в пользу этого мнения является то, что уже после этого Богоявления говорится, что два мужа пошли в Содом; Авраам же еще стоял пред лицем Господа (Быт. 18, 22).

Святитель Филарет Московский говорит о том, что «обыкновение Церкви представлять на иконах тайну Святой Троицы в образе трех Ангелов, явившихся Аврааму, показывает, что благочестивая древность точно в числе этих Ангелов полагала символ Святой Троицы, ибо, впрочем, в лицах их нельзя искать сего символа, поелику Бога Отца и Бога Духа Святого никогда никто не представлял в образе Ангелов».

Предвечный совет

Далеко не все наши современники ассоциируют этот образ с библейским сюжетом. После слов «икона Троицы» многие просто автоматически готовы добавить «Рублева». Древнерусский иконописец совершенно по-новому увидел этот образ, и его решение стало эталоном для последователей.

Имя преподобного Андрея Рублева связано с московской иконописной школой. Среди его заказчиков были сыновья святого благоверного князя Димитрия Донского, а также ученики и последователи преподобного Сергия Радонежского, основателя Троице-Сергиевской Лавры.

Жизнь святого Сергия была идеалом для современников Рублева. Первый биограф святого Епифаний Премудрый писал, что преподобный Сергий основал Троицкий монастырь для того, чтобы «воззрением на Святую Троицу побеждался ненавистный страх розни сего мира». Преподобный Андрей Рублев мысль о необходимости и благотворности любви, наполняющей Троицу, воплотил в красках.

В житии преподобного Никона, второго игумена Троицкого монастыря, упоминается, что Рублев написал «Троицу» в похвалу преподобному Сергию Радонежскому. Преподобный Никон очень сокрушался, что вновь воздвигнутый белокаменный Троицкий собор не был украшен живописью.

Предчувствуя свою скорую кончину и желая завершить убранство собора, он призвал для работы преподобного Андрея Рублева и Даниила Черного — прославленных живописцев, «изрядных вельми, всех превосходящих и в добродетели совершенных».

Их работа заключалась не только в том, чтобы расписать храм фресками. Нужно было написать большое количество икон для высокого многоярусного иконостаса.

А кроме того преподобный Никон еще при жизни своей хотел увидеть храмовый образ Троицы, который должен был стать главным памятником «в похвалу Сергию Радонежскому».

Библейский рассказ в интерпретации преподобного Андрея Рублева утратил все повествовательные черты, которые традиционно включались в композицию иконы на этот сюжет. Нет Авраама и Сарры, нет сцены заклания тельца, даже атрибуты трапезы сведены к минимуму: Ангелы представлены не вкушающими, а беседующими.

В «Троице» Рублева фигуры Авраама и Сарры впервые не написаны сознательно. В иконе представлены не гостеприимство Авраама, а выражена философская идея единства и нерасторжимости Лиц Святой Троицы.

Бесконечная любовь пронизывает, объединяет всех лиц нераздельной и неслиянной Троицы, делая и нас сопричастниками горней любви.

Единство трех ипостасей Святой Троицы является совершенным прообразом всякого единения и любви: Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино (Ин. 17, 21).

Жесты Ангелов, плавные и сдержанные, свидетельствуют о возвышенном характере их беседы.

Левый Ангел, символизирующий Бога Отца, благословляет чашу — однако рука его находится в отдалении, он как бы передает чашу центральному Ангелу, который также благословляет ее и принимает, наклоном головы выражая свое согласие: Отче Мой! Если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты (Мф. 26, 39).

Свойства каждой их трех ипостасей Святой Троицы раскрывают и их символические атрибуты — дом, дерево, гора. Исходным моментом Божественного домостроительства является творящая воля Бога Отца, и поэтому над символизирующим Его Ангелом Рублев помещает изображение палат Авраама.

Дуб мамврийский переосмысляется как древо жизни и служит напоминанием о крестной смерти Спасителя и Его воскресении, открывающем дорогу к вечной жизни. Он находится в центре, над Ангелом, символизирующим Христа.

Наконец, гора — символ восхищения духа, то есть духовного восхождения, которое осуществляет спасенное человечество через непосредственное действие третьей ипостаси Троицы — Духа Святого.

В Библии гора есть образ «восхищения духа», потому на ней и происходят самые значительные события: на Синае Моисей получает скрижали Завета, Преображение Господне совершается на Фаворе, Вознесение — на горе Елеонской.

Сколько людей со времен преподобного Андрея застывало в восхищении перед этой иконой, сколько иконописцев пытались повторить чудный образ! «Троица» Рублева — одно из самых знаменитых и таинственных произведений мировой иконописи, повествующее нам о горнем свете и любви.

Подготовила Марина Шмелева

* * *

Читателям

В настоящее время «Троица» преподобного Андрея Рублева находится в зале древнерусского искусства Государственной Третьяковской галереи. К празднику Святой Троицы ее передают в храм Николы в Толмачах при Третьяковской галерее.

Источник: http://pravpokrov.ru/Articles/index/655

Святая троица — древо

Святая Троица: раскрытие единства трех божественных ипостасей

Статья из энциклопедии «Древо»: drevo-info.ru

Троица, А. Рублёв, 1425 — 1427. Государственная Третьяковская галерея

Святая Троица — раскрываемое Христианством учение о Триедином Боге, едином по существу и троичном в Лицах [1] (Ипостасях) Отца, Сына и Святого Духа.

Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой – Единый Бог в трех Лицах, или Ипостасях, равнославных, равновеликих, не сливающихся между Собою, но и нераздельных в едином Существе. Отец – не сотворен, не создан, не рожден; Сын – предвечно (вневременно, безначально, бесконечно) рождается от Отца; св. Дух – предвечно от Отца исходит.

Как же Бог может быть одновременно Один и Троица? К Богу неприложимы привычные для нас земные измерения, в том числе категория числа. Ведь исчислять можно только предметы, разделённые пространством, временем и силами.

А между лицами Святой Троицы нет никакого промежутка, ничего вставного, никакого сечения или разделения. Божественная Троица есть абсолютное единство. Тайна троичности Бога недоступна человеческому разуму.

Некоторыми видимыми примерами, грубыми аналогиями Её могут служить:

  • солнце – его круг, свет и тепло;
  • ум, рождающий слово, выражаемое дыханием;
  • память, слово и воля.

По преданию, святой Патрик Ирландский (V в.) в качестве иллюстрации Троицы использовал трилистник клевера.

Он спрашивал: «Здесь один листочек или три? Если один, то почему у него три лепестка одинакового размера? А если три, то почему только один стебелек? Если ты не можешь объяснить такую простую загадку, как клевер, то как можешь ты надеяться понять такую глубокую тайну, как Святая Троица?»

Познание Троичности Бога возможно лишь в мистическом откровении по действию Божественной благодати, человеку, чьё сердце очищено от страстей.

Святые отцы опытно созерцали Единую Троицу, среди них можно особо выделить Великих Каппадокийцев (Василия Великого, Григория Богослова, Григория Нисского), свт. Григория Паламу, прп. Симеона Нового Богослова, прп.

Серафима Саровского, прп. Александра Свирского, прп. Силуана Афонского.

Бог есть любовь (1 Ин. 4, 16), но не потому только, что Он любит мир и человечество, то есть свое творение, – тогда Бог не был бы вполне Собой вне и помимо акта творения, не имел бы совершенного бытия в Себе, и акт творения был бы не свободным, но вынужденным самой «природой» Бога.

Согласно христианскому пониманию, Бог есть любовь Сам в Себе, потому что бытие Единого Бога – это со-бытие́ Божественных Ипостасей, пребывающих между собой в «вечном движении любви», по слову преподобного Максима Исповедника. Бог есть единство Трех, бесконечно любящих друг друга Лиц.

Учение о Святой Троице является основой Христианства. По слову св. Григория Богослова, догмат о Святой Троице есть важнейший из всех христианских догматов. Св.

Афанасий Александрийский определяет саму христианскую веру как веру «в неизменную, совершенную и блаженную Троицу».

Все догматы Христианства покоятся на учении о Боге едином по существу и троичном в Лицах, Троице Единосущной и Нераздельной.

Сщмч. Ириней, епископ Лионский (177 г. н. э.), писал: «А Церковь… приняла от апостолов и их учеников, свою веру в единого Бога и Отца Всемогущего, создавшего небо и землю, и море, и всё, что в них, и в единого Христа Иисуса, Сына Божьего, Который стал плотью для нашего спасения, и в Святого Духа, Который через пророков возвестил домостроительство Божие…»

Учение о Троице в Библии

Слово «Троица» в текстах Священного Писания не употребляется. Впервые это слово встречается в сочинении «Против Автолика» свт.

Феофила, епископа Антиохии Сирийской: «Три дня [творения], которые были прежде [создания] светил, суть образы Троицы (τύποι είσι της τριάδος): Бога, Его Слова и Его Премудрости». Это сочинение дошло до нас в одной рукописи XI в.

и написано, скорее всего, несколько лет спустя после 180 г., ибо в нем упоминается о смерти императора Марка Аврелия [2].

Тем не менее понятие о Троице отражено во многих библейских текстах. Более 60-ти раз Писание одновременно упоминает Отца, Сына и Святого Духа. Например:

  • «И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды, — и се, отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него. И се, глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение.» (Мф. 3, 16-17),
  • «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» (Мф. 28, 19),
  • «Ибо три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святый Дух; и Сии три суть едино» (1 Ин. 5, 7),
  • «Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любовь Бога Отца, и общение Святаго Духа со всеми вами» (2 Кор. 13, 13),
  • «Когда же явилась благодать и человеколюбие Спасителя нашего, Бога, Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом, Которого излил на нас обильно через Иисуса Христа, Спасителя нашего» (Тит. 3, 4-6).

Еврейское слово Елогим (Еlohim), которое находится в 1-м стихе книги Бытия, есть множественная форма слова Еl или Еlоаh. Многие видят здесь указание на множественность Лиц в Боге.

Искажения учения о Троице

Последователей христианских сект, не принявших учение о Святой Троице, называют антитринитариями.

Римская Церковь к началу XI века приняла учение об исхождении Святого Духа «и от Сына» (лат. Filioque, см. подробнее Филиокве), что явилось одной из главных причин откола западных христиан от Православия и образования Римско-католической церкви.

Использованные материалы

[1]  Понятие “лицо” (не лик) близко к понятиям “личности,” “сознания,” pеrsоnаlity. Еп. Александр (Милеант). «Единый Бог в Троице поклоняемый» — http://azbyka.ru/vera_i_neverie/o_boge2/mileant_edinyi_bog-all.shtml

[2]  Сидоров А.И. Курс Патрологии. Глава VI. св. Феофил Антиохийский — http://klikovo.ru/db/msg/3342

Источник: https://drevo-info.ru/articles/21001.html

Троица: Фундамент христианства — Православный журнал

Святая Троица: раскрытие единства трех божественных ипостасей
Если человека, имеющего начатки богословского образования, попросить назвать одно-единственное слово, заключающее в себе суть христианской веры, то в большинстве случаев ответом будет слово «Христос».

И наш собеседник не допустит никакой ошибки, ведь Христос действительно является той Личностью, которая объединяет в себе все грани христианства как религии. Он – и Творец, и Спаситель, и Искупитель в глазах верующих в Него людей.

Но сегодня в сознании обывателя (в том числе и верующего) Христос превращается в своеобразную «техническую фигуру», играющую роль скорее только Учителя и Наставника, но не Источника Жизни Вечной.

Более того, история знает примеры христианских сообществ, которые, сохраняя формальную христианскую принадлежность, открыто отрицают божественное достоинство Христа. И здесь приходит понимание того, что фундаментом, на котором зиждется уникальное христианское богословие, этика и эстетика, является вера в Святую Троицу – Бога Отца, Бога Сына и Бога Духа.

 Как совместить несовместимое?

Иногда человек сталкивается с ситуацией, когда он не может выразить чувства, наполняющие его сердце. И вовсе не потому, что эти чувства неполноценны, а просто потому, что нет слов. Любые слова оказываются недостаточными для того, чтобы в полной мере показать палитру эмоций, переживаний, ощущений. И тогда остается одно – трепетное молчание у порога великой тайны.

Именно такое молчание охватывает  церковных писателей, когда они касаются вопроса о Святой Троице.

Именно это молчание объясняет тот факт, что до середины II века в богословском словаре христианства не было даже самого термина «Троица».

Он попросту не был нужен, поскольку сознанию верующих людей хватало знаменитой евангельской фразы «Я в Отце и Отец во Мне» (Ин. 14: 11), которая была фундаментом веры в божественность Спасителя.

Но с умножением в мире христианских общин, умножились и всевозможные вероучительные искажения, ереси, заблуждения. В этой ситуации Церкви необходимо было   рациональное обоснование своей веры. И перед богословами возникла серьезная проблема – как сочетать учение о Едином Боге с учением о божественности Христа и Святого Духа?

С одной стороны, ветхозаветная Церковь верила в Единого и Единственного Бога. Вместе с этим христиане также верили  и в божественность Христа, иначе весь Его земной подвиг не имел бы смысла. Но признать Христа Богом значило допустить существование второй божественной личности наравне с Богом Отцом. Похожая проблема была и в отношении учения о Святом Духе.

И тут на помощь христианам пришла философия с ее развитой терминологией, которую святые отцы решили наполнить новыми, Евангельскими смыслами. Результатом такого переосмысления философских терминов, в частности, стало слово «Троица», которое впервые использовали во II веке для указания на триединство Бога.

Казалось бы, вопрос решен, нужное слово найдено. Однако настоящие проблемы богословского осмысления троичности Божества в христианстве еще только начинались.

До своей христианизации слово «Троица» использовали философы-неоплатоники. Для них, как и для большинства мыслителей Античности, Бог был безликим и непостижимым абсолютом, из которого берет свое начало весь окружающий нас мир.

Но это был не просто абсолют, а трехуровневая система, совокупность трех фундаментальных начал бытия – Единого, Логоса и Души.

При этом Единое мыслилось самым важным началом, из которого последовательно изливались остальные начала, а из них – и весь космос.

Переняв термин «Троица», первые писатели-христиане – Иустин Философ, Ириней Лионский, Ориген, Тертуллиан – в той или иной мере соскальзывали в утверждение, что Сын и Дух, хоть и обладают Божественностью, но, подобно античным Логосу и Душе, занимают по отношению к Отцу строго подчиненное положение.

Отец для двух других Лиц – это не просто Источник Бытия, но и некий волевой центр, вне которого ни Сын, ни Дух не могут мыслиться самостоятельно.

Кроме того, тринитарное богословие первых веков страдало еще и тем, что пыталось показать Троицу через творение мира, видя в Сыне и Духе «заместителей» Отца, непосредственных исполнителей Его божественного плана.

Такая подчиненность Сына и Духа Отцу стала для некоторых соблазном, и этот соблазн не преминул вылиться в ереси, главными из которых оказались модализм, динамизм и арианство. Все они настаивали на единстве Бога и на главенстве Отца, но по-разному решали проблему божественности двух других Лиц.

Для модализма (середина III века) и Отец, и Сын, и Дух не были Личностями. Модализм считал Их масками, которые Бог примеряет в зависимости от обстоятельств.

Во время Ветхого Завета Бог надевает маску Отца, во времена Христа носил маску Сына, а в наши дни играет роль Духа.

Когда же мир перестанет существовать, по мнению модалистов, Бог сбросит все свои маски и снова станет безликим абсолютом.

Динамисты (конец III века) до таких крайностей не доходили, и Отец в их понимании всегда оставался Личностью. Но вот Сын и Дух Личностями уже не являются. Они – всего лишь сила, орудия Отца, которые действуют по Его воле. Именно такая сила, по мнению динамистов, и вселилась в Иисуса, сделав Его Мессией и Спасителем.

И наконец, логика ариан была ближе всего к церковной традиции. Для последователей Ария (начало IV века) все участники троичного союза были Личностями.

Более того, Их божественное достоинство неоспоримо, Они им реально обладают, но при этом Они все-таки не равны Отцу по происхождению. Для Ария Сын и Дух – это тварь. Самая лучшая, самая совершенная, но тварь.

И, по мнению ариан, было время, когда ни Сына, ни Духа не было. Они полностью получают свое бытие от Отца, а Их божественность вторична в сравнении с божественностью Отца.

При всем своем различии эти ереси таили в себе самую важную опасность – они ставили непроходимый барьер между Богом и миром. Ведь христианам всегда была дорога идея общения с Богом-Личностью, а не с многоликим абсолютом модалистов, безликой силой динамистов или «недо-богом» ариан.

Бог Церкви – это живой, личный и всемогущий Бог, который не просто сотворил мир, но и делает все, чтоб этот мир спасти и привести к Себе. И постепенно к началу IV века формируется понятийная база, которая в конечном итоге смогла примирить и соединить идею единого и троичного Бога.

Тайна Троицы

Ключевую роль в оформлении тринитарного догмата (то есть догмата о Троице) сыграли святители, которых по праву считают столпами Церкви, а время их жизни – золотым веком. Это Афанасий Великий, Василий Великий, Григорий Богослов и Григорий Нисский.

Первое, что они сделали – перестали связывать бытие Сына и Духа с творением мира и стали рассматривать эти Лица не как подчиненные «орудия» Отца, а как равные по достоинству, чести и силе Личности.

Проще говоря, Троица – это не «директор» и его два «заместителя», а неразрывное единство трех вечных любящих друг друга и равных во всем Личностей, которые были бы таковыми даже, если бы мира не было.

Сын и Дух есть у Отца не потому, что Ими Ему нужно было сотворить вселенную, а потому, что Они существуют вечно – только лишь в силу своего бытия.

Вторым шагом на пути формирования тринитарного догмата стало четкое разделение двух важнейших философских терминов, которые до этого не использовались в богословии, но впоследствии стали ключевыми понятиями.

Это греческие слова «ὑπόστᾰσις» («ипостасис», «основа») и «οὐσία» («усиа», «сущность»). Вообще введение в христианский лексикон этих слов было революцией, поскольку именно они помогли внести терминологическую ясность в учение Церкви.

Причем, это касается не только учения о Троице, но и еще двух принципиальных моментов – учения о Христе и учения о человеке.

Чтобы понять значение этих слов, можно вспомнить некоторые европейские языки, например – английский, французский или немецкий.

В этих языках есть артикль – частичка, которая указывает на определенность или неопределенность слова, перед которым она ставится.

Например, выражение «the door» («дверь») в английском языке указывает на конкретную дверь, о которой говорят в данный момент, а словосочетание «a door» – на любую дверь вообще, на любой объект, имеющий характеристики двери.

Примерно та же самая разница была заложена святыми отцами IV века в понятия ипостаси и сущности. Ипостась – это конкретный, единственный и неповторимый объект, живой или неживой. Сущность – это некий набор качеств, которые присущи этому объекту и которые делают его таковым. Сущность – это свойства, а ипостась – это раскрытие свойств в конкретно взятом объекте.

Сделав такие оговорки, богословы смогли, наконец, насколько это возможно, очертить границы учения о Троице.

Отец, Сын и Святой Дух – это три вечные, бесконечные, всемогущие, свободные Ипостаси, реальные и отличные одна от другой, которые, в то же время, имеют единую Божественную Сущность и всецело ею обладают.

В каждой Ипостаси Троицы божественные свойства раскрываются всецело и абсолютно, и поэтому  каждое Лицо Троицы имеет равное божественное достоинство, ни в чем не умаляясь и ничем не возвышаясь Одно перед Другим.

Образ Троицы

Учение о Троице нашло свое отражение и в церковном искусстве, особенно на востоке христианского мира. Ему посвящены мозаики Равенны и Константинополя, и, конечно же, гениальное творение Андрея Рублева. Учение о Троице породило и совершенно новое отношение к человеку как к уникальной личности.

Ни Древний мир в целом, ни даже Античность не знали понятие «личность». По большому счету для нехристианского мира личности не существует, а сам человек мыслится лишь как некая часть единого целого.

Конечно, эта частичка может иметь свои уникальные черты, свой внутренний мир, эмоции, желания, но она никогда не может вырваться из той системы координат, в которые она попала по факту своего рождения. Род, племя, нация – вот основные ценности, и в их рамках личности нет места.

В рамках системы есть только «личина», социальная роль, которую человек играет своей жизнью.

В Троице Личность обретает свою подлинную жизнь. Ипостаси Святой Троицы – это свободные и полноценно раскрывающие Себя Личности, которые всецело владеют своей Сущностью. В идеале таким задуман и человек – по образу Святой Троицы.

Над ним не тяготели ни его собственные желания, ни природа, ни инстинкты, но он сам владел ими. Грехопадение нарушило это равновесие, и люди подпали под власть своей же природы.

Иерархия человеческого бытия нарушилась, но тайна Святой Троицы являет идеал, к которому человек может стремиться.

Основным содержанием этого идеала является Любовь, по образу которой человек должен строить свои отношения с Богом и другими людьми.

Для Троицы Любовь – это не отвлеченное романтическое понятие, а сама суть бытия, которая раскрывается только в бескорыстной отдаче себя другому и в таком же бескорыстном принятии ответной любви.

Это взаимопроникновение божественных Ипостасей вновь возвращает нас к Новозаветной максиме – «Бог есть Любовь» (1Ин. 4:8).

Фото Александр Шурлаков

Источник: https://foma.ru/troicza-fundament-xristianstva.html

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.